ՌԱԶՄԱՎԱՐԱԳԵՏ

Home » Հոդվածներ

Category Archives: Հոդվածներ

Advertisements

Գրիշա Աղաջանյան. «Թրամփի նախնական ռուսական քաղաքականության առաջին ճեղքերը»

ՀՀ ՊՆ Պաշտպանական ազգային հետազոտական համալսարանի Դրաստամատ Կանայանի անվան Ազգային ռազմավարական հետազոտությունների ինստիտուտի Տարածաշրջանային ռազմավարական վերլուծությունների կենտրոնի գիտնական-վերլուծաբան, Պաշտպանական ազգային հետազոտական համալսարանի ասպիրանտ, Քաղաքական գիտության Հայաստանի ասոցիացիայի անդամ, Լոնդոնի համալսարանական քոլեջի «Անվտանգային հարցերի» մագիստրոս Գրիշա Աղաջանյանի «Թրամփի նախնական ռուսական քաղաքականության առաջին ճեղքերը» վերնագրով հոդվածը (անգլերեն, ստորև):

First cracks of Trump’s initial Russian policy

Grisha Aghajanyan

Trump’s “Russian story” started when Donald J. Trump won presidential election in the U.S. Russia was accused of meddling[1] in the election process and alienating the whole thing in favor of Trump, who is thought to be the president that Russia side very much desired.  There were also speculations that many of Trump’s aides had connections[2] with the Russian government and business.  These brought up concerns on national level, as well as on the international, especially in Europe, where security became a primary concern.

The aftermath of Trump’s administration’s initial Russian policy made Trump to give it a second thought. The president started making anti-Russian tweets[3] and changed his tune on Russia, taking a harsher stance.  Trump’s anti-Russian began to take momentum. Washington and Moscow exchanged sharp words over Russia’s recent crackdown[4] on political activists, civilian deaths in Iraq and the resumption of U.S. sanctions that touch Russian interests.

The White House “strongly condemned” the arrest of the anti-corruption protest activists, including leading Putin critic Alexei Navalny. The statement[5] made by Trump spokesman Sean Spicer highlighted the toughest language that Trump’s administration has used against Putin and Russia.  In this regard it is worth to mention the possible appointment[6] of Fiona Hill, a Russia expert and frequent critic of President Vladi­mir Putin, as senior director for Europe and Russia at the White House National Security Council.  Hill, a senior fellow at the Brookings Institution and former member of the National Intelligence Council, was first recruited for the NSC job under Michael Flynn, President Trump’s now-former national security adviser.

It is important to note that the Kremlin on its turn has begun to gradually sharpen rhetoric about the Trump administration.  The U.S. imposed sanctions against countries doing business in Syria, Iran and North Korea that included eight Russian companies. Russia’s foreign ministry spokeswoman Maria Zakharova posted[7] a statement on the official Facebook page of Russian Foreign Ministry. Zakharova said the U.S. action “undermines the prospects of setting up comprehensive multilateral cooperation” to jointly fight terrorists. “Washington again does the bidding of those who made a consistent destruction of Russia-US cooperation their main priority,” Zakharova wrote.

Russia’s top diplomat Sergey Lavrov criticized[8] an airstrike carried out by U.S. that killed around 200 civilians in the Iraqi city of Mosul and added that Moscow had requested a special briefing at the United Nations Security Council.

The U.S. Secretary of State Rex Tillerson, the former CEO of Exxon Mobile, known to be a pro-Russian figure in the Trump administration, while attending the meeting of NATO foreign ministers meeting criticized [9]Russia and stated that three years ago Russia’s aggression against Ukraine shook the very foundations of security and stability in Europe, also added that Russia’s on-going hostility and occupation is compromising U.S.’s shared vision of a Europe that is whole, free, and at peace.

Tillerson also claimed that American and NATO support for Ukraine remains steadfast.

These recent “tectonic shifts” in the U.S.-Russia bilateral relations demonstrate that the relations predicted to move ahead smoothly under Trump’s presidency show the “first cracks” and have all the potential to deepen.

____________________________________

[1] Russian Hackers Acted to Aid Trump in Election, U.S. Says https://www.nytimes.com/2016/12/09/us/obama-russia-election-hack.html

[2] The ultimate guide to Donald Trump’s Russia connections https://qz.com/923065/the-ultimate-guide-to-donald-trumps-russia-connections

[3] https://twitter.com/realdonaldtrump/status/831846101179314177?lang=en

[4] Aleksei Navalny, Top Putin Critic, Arrested as Protests Flare in Russia

https://www.nytimes.com/2017/03/26/world/europe/moscow-protests-aleksei-navalny.html?_r=0

[5] Press Briefing by Press Secretary Sean Spicer, 3/27/2017, #29

https://www.whitehouse.gov/the-press-office/2017/03/27/press-briefing-press-secretary-sean-spicer-3272017-29

[6] Trump adds Russia scholar as a National Security Council director

https://www.washingtonpost.com/world/national-security/trump-adds-russia-scholar-as-national-security-council-director/2017/03/28/927d0332-13f5-11e7-9e4f-09aa75d3ec57_story.html?utm_term=.78a61e791703

[7]https://web.facebook.com/MIDRussia/photos/p.1003982063034568/1003982063034568/?type=3&theater

[8] Foreign Minister Sergey Lavrov’s remarks at a joint news conference following talks with Italian Minister of Foreign Affairs and International Cooperation Angelino Alfano, Moscow, March 27, 2017

http://www.mid.ru/en/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/2706616

[9] Remarks to NATO-Ukraine Commission

https://www.state.gov/secretary/remarks/2017/03/269359.htm#.WN6BET2w9uA.facebook

Advertisements

Полный текст статьи Генерал-лейтенанта Гайка Котанджяна, опубликованный в военно-научном журнале “Айкакан банак” (“Армянская армия”), 2016, ном. 3 (на русском)

ltg-hayk-kotanjian

25-ЛЕТИЕ НЕЗАВИСИМОСТИ АРМЕНИИ:

ИННОВАЦИОННЫЕ ПОДХОДЫ К СТРАТЕГИИ СДЕРЖИВАНИЯ ВОЙНЫ В КАРАБАХЕ С ЦЕЛЬЮ СОХРАНЕНИЯ И УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ АРМЯНСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ

Г. С. КОТАНДЖЯН, генерал-лейтенант, доктор политических наук, профессор, приглашенный ведущий профессор НУО США, действительный избранный член Академии военных наук РФ, член Научно-экспертного совета ОДКБ, начальник Национального исследовательского университета МО РА

Празднуя двадцатипятилетие со дня проведения 21 сентября 1991 года Рефе­рен­дума о независимости Армении с уроками четырехдневной войны в Карабахе, развязанной против Республики Арцах и Республики Армения в апреле 2016 года, мы обязаны думать о гарантиях сохранения и развития армянской государст­вен­ности в эпоху войн нового поколения, насыщенных новыми военными техноло­гия­ми и цифровыми инструментами ведения вооруженной борьбы и контроля за их ди­на­микой.

Мир, вступив в XXI век, требует «хирургически точного применения менее осязае­мого, но более мощного оружия–знаний». В этом смысле, информационно-ком­пью­терный век обладает своими отличительными характеристиками, которые видные умы мира призывают учитывать в сдерживании и предотвращении кровопролитных войн [1].

В эпоху информационного насыщения средств ведения и предотвращения войн умная комбинация технологических новаций с методами политико-диплома­тиче­ского  воздействия на процесс подготовки боевых действий позволяет разработать концепцию сдерживания за счет эффективного информационного контроля за накопле­нием и перемещением военной силы, сигнализирующих о подготовке к ве­де­нию войны. Смысл подобной стратегии состоит в возможности посредничающих в миротворчестве сторон снабжать конфликтующие стороны реальной инфор­ма­цией об угрожающих миру приготовлениях обоих противников или одного из них с тем, чтобы склонить их к отказу от приготовлений к войне и ориентации на физи­че­ское уничтожение противника.

Данный подход, если он будет применяться в миротворческом процессе автори­тет­ными международными посредниками, в лучшем случае – государствами-постоян­ными членами Совета безопасности ООН, в сущности, рассчитан на применение умной силы для воздействия на принятие решений сторонами замороженного воору­женного конфликта. Доминирование в информационной сфере в случае с Сопредседательством Минской группы ОБСЕ по Карабахскому конфликту в лице РФ, США и Франции, дает возможность этим ведущим державам мира успешно дости­гать цели сдерживания сторон от возобновления войны в ситуациях, когда применение силы не целесообразно. Такая стратегия великих держав-посредников позволяет перевести тайные приготовления противостоящих сторон в область открытой информации, добываемой и контролируемой государствами-посредни­ками, представляемыми ими авторитетными международными организациями, а также самими конфликтующими субъектами.  

В этом смысле исключительно важно исходить из стратегической политико-без­опас­ностной оценки динамики Карабахского вооруженного конфликта с понима­нием того, что при сложившейся тенденции эскалации дисбаланса уровня воору­же­ний между РА-НКР и АзР расчитывать на предотвращение возобновления бое­вых действий традиционным военным сдерживанием нереалистично. Требуют науч­ного осмысления инновационные подходы к сотрудничеству с международным сообществом в сдерживании сторон от возобновления войны в Карабахе с прив­лечением высокотехнологических средств международного сообщества к зондажу опасных маневров военной силы, сигнализирующих о приготовлениях к развер­нутым боевым действиям. Речь идет о разработанной нами в НИУО Армении мето­дологии привлечения Сопредседателей Минской группы ОБСЕ – в лице постоян­ных членов Совета Безопасности РФ, США и ФР – к зондажу опасной дина­мики силы в зоне Карабахского конфликта с использованием средств наблюдения из над­на­ционального космического пространства с применением орбитальных средств дистанционного наблюдения.

Международное космическое право дает возможность мировому сообществу из околоземного космического пространства осуществлять контроль за динамикой подготовки войск к возобновлению военных действий в зоне конфликта, в том числе–мобилизацией, накоплением и угрожающей перегруппировкой войск и военной техники. Подобный способ контроля с его переносом из национального воздушного пространства в наднациональное может быть использован как иннова­ционное средство политико-дипломатического сдерживания путем консультаций и переговоров по предотвращению войны.

В Декларации о принципах, касающихся дистанционного зондирования Земли из космического пространства, предусматривается, что «Для поощрения и активи­зации международного сотрудничества, особенно с учетом нужд развивающихся стран, государство, осуществляющее дистанционное зондирование Земли из космического пространства, вступает, по просьбе, в консультации с государством, территория которого зондируется»[2], а Договор о принципах деятельности госу­дарств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, гласит о том, что «Космическое пространство, включая Луну и другие небесные тела, не подлежит национальному присвоению ни путем провозглашения на них суверенитета, ни путем использования или окку­пации, ни любыми другими средствами»[3].

Применение данного инновационного метода сдерживания возобновления войны путем использования посредничающими державами-миротворцами своих орби­таль­ных средств дистанционного зондажа может стать эффективным инструмен­том в случае продолжающегося Карабахского конфликта, вот уже более четверти века тлеющего в непосредственном соседстве с турбулентным Средним Востоком и представляющего для региональной безопасности стратегическую важность, обусловленную близостью армянонаселенного Карабаха к Армении, Азербай­джа­ну, Грузии, Ирану и Турции. Это означает, что любое возобновление военных дей­ствий в Карабахе может стать новой трагической страницей геноцида в этом, сое­ди­няющем Восток и Запад регионе, где сегодня палачи Исламского Государства осуществляют геноцид в отношении христиан, евреев, иезидов и невовлеченных в террористический джихад мусульман.

В этом отношении важно задуматься об уроках современной истории, извлеченных народами, подвергшимися геноцидальным преступлениям против человечества; армяне принадлежат к таким народам. Симптоматично, что один из известных исследователей Холокоста, исполнительный директор Института Холокоста и ге­но­цида в Иерусалиме, главный редактор «Энциклопедии геноцида» доктор Израэль Чарни отмечает: «Армянский геноцид примечателен во многих отношениях, вклю­чая то, что в кровавом 20-ом веке он стал ранним примером массового геноцида, который многие считают «опытом» Холокоста»[4].

Актуальность принципа «Никогда более» для армянского народа в очередной раз проявилась в период Перестройки в СССР – во время погромов [5], учиненных Азербайджаном в отношении своего армянского населения, организованных в ответ на мирные политические акции армян Нагорного Карабаха по самоопре­де­лению и выходу из состава Азербайджанской ССР в соответствии с действующим в это время законодательством СССР [6].

23 ноября 1991 года Верховный совет Азербайджана принял закон об упразднении Нагорно-Карабахской Автономной Области (НКАО). В ответ на эти противоправные действия в Нагорном Карабахе 10 декабря 1991 года в строгом соответствии с международными нормами и Законом СССР от 3 апреля 1990 года, при участии меж­ду­народных наблюдателей состоялся референдум о независимости. Азер­бай­джанскому меньшинству НКР была предоставлена возможность принять участие в референдуме, однако оно по указке Баку отказалось от этой возможности [7].   Даль­нейшими событиями было устранено императивное требование согласования ре­зуль­татов референдума с центральными органами СССР, поскольку 21 декабря 1991 года была подписана Алма-атинская декларация о роспуске Советского Со­юза [8]. Таким образом состоявшийся на территории Нагорного Карабаха референ­дум является легальным, а созданная по его итогам Нагорно Карабахская Респуб­лика – легитимной.

В 1992 году Азербайджанская Республика развязала против Нагорного Карабаха войну, а в 1994 году Азербайджан, Нагорный Карабах и Армения подписали соглашения о прекращении огня , как и в 1995 году – трехсторонний договор об укреплении режима прекращения огня в Нагорно-карабахском конфликте. Эти соглашения были признаны конфликтующими сторонами и Минской группой ОБСЕ по Карабахскому конфликту в качестве по существу бессрочных и являющихся основой для длительного перемирия в зоне конфликта.

2 апреля 2016 года, спустя 22 года после заключения в 1994 году соглашения о прекращении огня, Вооруженные силы Азербайджана предприняли широкомас­штабное наступление по линии карабахско-азербайджанского соприкосновения, основными целями которого были подрыв миссии Минской группы ОБСЕ по мирному разрешению конфликта, оккупация Нагорного Карабаха и осуществление геноцида в отношении его армянского населения. Азербайджан продолжает угрозой развязывания широкомасштабной региональной войны вводить в заблуж­дение международное сообщество и шантажировать Сопредседателей Минской группы ОБСЕ, постоянных членов Совета Безопасности ООН США, Россию и Францию, дипломатическими методами координирующих процесс мирного урегули­рования Карабахского конфликта.

Такое поведение в значительной степени обусловлено отсутствием механизмов отслеживания динамики возобновления военных действий по линии соприкос­но­ве­ния. Азербайджан постоянно отклоняет предложения Сопредседателей Минской группы ОБСЕ о мониторинге режима прекращения огня с применением техническо­го и человеческого профессионального ресурсов в целях сдерживания возобнов­ле­ния военных действий. Между тем государства–Сопредседатели Минской груп­пы ОБСЕ вот уже несколько лет по предложению Республики Армения обсуждают возможность внедрения этих механизмов в качестве мер по укреплению доверия.

В результате встречи президентов Армении и Азербайджана, состоявшейся в Вене в мае 2016 года при участии Госсекретаря США, Министра иностранных дел России и Госсекретаря Франции по делам Европы, было достигнуто соглашение по механизмам расследования стрелковых нарушений режима прекращения огня вдоль линии соприкосновения в зоне конфликта. Это – своевременно принятое решение, поскольку одна из сторон активно приобретает наступательное вооруже­ние, нарушая существующий баланс сил.

В связи с этим результаты состоявшейся в мае 2016 г. в Вене встречи следует расценивать не только как достижение консенсуса в вопросе о контроле за соблюдением режима прекращения огня из национального воздушного простран­ства двух конфликтующих сторон, но и как успешные международные консуль­та­ции с РА и АзР по механизмам контроля за подготовкой к войне путем сосредото­чения наступательного вооружения и маневра войск из космического пространства, находящегося вне национального суверенитета двух конфликтующих государств [9].

В данном аспекте было бы полезно, если бы Сопредседатели Минской группы ОБСЕ начали переговоры по вопросу применения находящихся в их распоряжении околоземных орбитальных аппаратов для мониторинга, контроля и уведомления заинтересованных сторон о концентрации наступательных вооружений и маневре войск в целях возобновления войны в зоне Карабахского конфликта.

Взятие на вооружение международным сообществом подобной политико-дипло­матической стратегии сдерживания на базе современных технологических средств информационного контроля за подготовкой войск к развязыванию войн может создать основание для переосмысления вопроса об оптимальной структуре вооруженных сил для малых и средних региональных государств. Для многих из них может быть достаточным ограничиться содержанием вооруженных сил, способ­ных в соответствии с принципами и нормами международного права  вынуж­дать противника при необходимости идти на определенные политические уступки – без ведения полномасштабных войн на уничтожение.

При использовании посредничающими державами-миротворцами находящихся в их распоряжении соответствующих технологий даже скромные военные бюджеты конфликтующих сторон могут оказаться «достаточными» для поддержания их обороноспособности – без угрожающей миру гонки наступательных вооружений.

Данный инновационный подход к сдерживанию, основанному на консультациях по ис­пользованию средств зондирования из космического пространства, и к предот­вра­щению возобновления в Карабахе военных действий путем политико-дипло­ма­тического сдерживания может стать эффективным инструментом для применения в происходящих в сопредельном нестабильном регионе конфликтах, подобных Карабахскому, с катастрофическим вовлечением тяжеловесных акторов в целях пре­дотвращения их перерастания в широкомасштабные военные действия.

[1] Տես J. S. Nye. Soft Power: The Means to Success in World Politics. New York, 2004:

[2] Տես «Принципы, касающиеся дистанционного зондирования Земли из косми­че­ско­го простран­ства». Приняты резолюцией 41/65 Генеральной Ассамблеи от 3 де­кабря 1986 г. (http://www.un. org/ru/documents/decl_conv/conventions/earth_ remote_sensing.shtml):

[3] Տես «Договор о принципах деятельности государств по исследованию и исполь­зо­ва­нию косми­че­­ско­го пространства, включая Луну и другие небесные тела». Принят резолюцией 2222 (XXI) Ге­нераль­ной Ассамблеи от 19 декабря 1966 г. (http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/ conventions/outer_space_governing.shtml):

[4] Տես «The Widening Circle of Genocide». «Genocide: A Critical Bibliographic Review», Vol. 3. Ed. by Israel W. Charny. New Branswick, London, 1994, P XIX:

[5] Տես Jacques Derrida, Isaiah Berlin, Alain Finkielkraut, Richard Rorty, and Adrian Lyttelton, et al. An Open Letter on Anti-Armenian Pogroms in the Soviet Union. Joint initiative of the Helsinki Treaty Watchdog Committee of France and intellectuals from the College International de Philosophie, Paris, 27 September 1990. «The New York Review of Books» (http://www.nybooks.com/articles/1990/09/27/an-open-letter-on-anti-armenian-pogroms-in-the-sov/):

[6] Տես «Закон СССР «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР» No 1410-1 от 3 апреля 1990 г.». «Ведомости Съезда на­род­ных депутатов СССР, Вер­ховно­го Совета СССР», 1990, N 15; «Լեռնային Ղարա­բա­ղի Հանրապետության հռչակման մասին հռչակա­գիր»: Ընդունված է 1991 թ. սեպ­տեմ­բե­րի 2-ին (http://www.nkr.am/hy/declaration/10/):

[7] Տես «Լեռնային Ղարաբաղի Հանրապետության անկախության հանրաքվեի արդյունք­ների մասին ար­ձա­­նա­գրություն»: Ընդունված է 1991 թ. դեկտեմբերի 10-ին (http://www.nkr.am/hy/referendum/42/): 

[8] Տես «Алма-Атинская Декларация». Алма-Ата, 21 декабря 1991 г. (http://cis.minsk.by/page.php?id=178):

[9] Տես «Joint Statement of the Minister of Foreign Affairs of the Russian Federation, Secretary of State of the United States of America and State Secretary for Europe Affairs of France». OSCE Secretariat. Communication and Media Relations Section. Vienna, 16 May 2016 (http://www.osce.org/mg/240316):

The Full Version of LTG Hayk Kotanjian’s Article Published in Defense-Academic Journal “Haykakan banak” (“Armenian Army”), 2016, N 3 (in English)

THE 25TH ANNIVERSARY OF ARMENIA’S INDEPENDENCE:

INNOVATIVE APPROACHES TO THE STRATEGY FOR CONTAINING WAR

IN KARABAKH AIMED AT THE MAINTENANCE AND SUSTAINABLE DEVELOPMENT OF THE ARMENIAN STATEHOOD

HAYK S. KOTANJIAN, LTG, Doctor of Political Science, Professor, Distinguished Visiting Member of Faculty at the U.S. NDU; Full Elected Member of the Academy of Military Sciences, the Russian Federation; Member of the CSTO Academic-Expert Council; Head of the National Defense Research University, MoD, Armenia

Celebrating the 25th anniversary of the Referendum on Armenia’s independence of September 21, 1991 and taking into account the lessons learned from the Four-day War in Karabakh waged against the Republic of Artsakh and the Republic of Armenia in April 2016, we ought to think about the guarantees of preserving and developing the Armenian statehood in the era of new-generation wars saturated with new military technology and digital tools for warfare and control of their dynamics.

The world entering the 21st century requires “surgically precise application of a less tangible but more powerful weapon – knowledge”. In this sense, the information and computer age has its distinctive characteristics, which the prominent minds of the world claim to take into account in containing and preventing bloody wars [1].

In the era of information-saturated means of war making and its prevention, the smart combination of technological innovations along with the methods of political-diplomatic influence on the preparation for combat operations pave the way for developing a concept of containment through effective information control over military forces’ accumulation and movement signaling war preparations. Such a strategy enables mediating parties-peacemakers to provide the conflicting sides with real information about the peace-threatening preparations of both opponents or either of them in order to incline them to abandon the preparations for war and the orientation towards the physical destruction of the enemy.

This approach, if applied in the peace process by reputable international mediators, at best, by the UN Security Council Permanent Members, in fact, is designed for the use of smart power to influence the decision-making of parties to the frozen armed conflict. The dominance in the field of information in case of the OSCE Minsk Group’s co-chairmanship on the Karabakh conflict – represented by France, Russia, and the U.S. – enables these leading powers of the world to successfully achieve the goal of preventing the sides from resuming a war in situations, where the use of force is not expedient. Such a strategy of great powers-intermediaries allows of translating the clandestine preparations of opposing sides to the area of public information – obtained and controlled by the states-intermediaries, authoritative international organizations they represent, as well as by the conflicting parties themselves.

In this sense, it is essential to proceed from the strategic political and security assessment of the dynamics of the Karabakh armed conflict with the understanding that under the current trend towards the escalation of the arms imbalance between Armenia and NKR on the one side, and Azerbaijan – on the other, it is unrealistic to rely on the prevention of the resumption of hostilities by traditional military deterrence. The innovative approaches to cooperation with the international community require academic comprehension – aimed at preventing the sides from resuming the war in Karabakh with the utilization of high-tech tools of the international community for the sensing of dangerous maneuvers of military forces signaling the preparations for expanded military operations. This is about the methodology we developed in the National Defense Research University of Armenia for attracting the OSCE Minsk Group Co-Chair States, the Permanent Members of the UN Security Council – France, Russia, and the U. S. – to sense dangerous dynamics of force in the Karabakh conflict zone through the sighting aid from the supranational outer space with the employment of orbital facilities of remote sensing.

The International Space Law enables the international community to inspect from the near-Earth space the dynamics of the preparation of troops for the resumption of hostilities in the conflict zone, including mobilization, accumulation, and threatening relocation of forces and military equipment. This kind of remote inspection with its shift from national airspace to supranational space can be used as an innovative tool of political-diplomatic containment through consultations and negotiations for preventing a war.

According to the Declaration of Legal Principles Governing the Activities of States in the Exploration and Use of Outer Space: “To promote and intensify international cooperation, especially with regard to the needs of developing countries, a State carrying out remote sensing of the Earth from space shall, upon request, enter into consultations with a State whose territory is sensed” [2], and the Treaty on Principles Governing the Activities of States in the Exploration and Use of Outer Space, including the Moon and Other Celestial Bodies states that “Outer Space, including the Moon and other celestial bodies, is not subject to national appropriation by claim of sovereignty, by means of use or occupation, or by any other means” [3].

The application of this innovative method of containing the resumption of war through the use of orbital facilities of remote sensing by the mediating powers-peacemakers could become an effective tool in the case of the protracted Karabakh conflict smoldering on for more than a quarter-century in the immediate vicinity of the turbulent Middle East and being a strategically important factor for the regional security due to the Armenian-populated Karabakh’s proximity to Armenia, Azerbaijan, Georgia, Iran, and Turkey. Thus, any resumption of hostilities in Karabakh may open a new chapter of genocidal tragedies across this region bridging the East and the West, where genocide of Christians, Jews, Yazidis, and Muslims, not engaged in the terroristic jihad, is now perpetrated by the torturers of the Islamic State.

In this regard, it becomes critical to cogitate on the lessons from the modern history learned by the peoples, who have survived genocidal crimes against humanity: Armenians are among those people. It is symptomatic, that one of the eminent researchers of the Holocaust – Executive Director of the Institute on the Holocaust and Genocide (Jerusalem), Editor-in-Chief of the Encyclopedia of Genocide Dr. ISRAEL CHARNY states: “The Armenian Genocide is remarkable in many respects, including the fact that in the bloody 20th century it was an early example of the mass genocide, which many recognize as a “dress rehearsal” of the Holocaust” [4].

The urgency of the “Never Again” principle for the Armenian people once again called forth during Perestroika in the USSR – at the time of pogroms [5] committed by Azerbaijan against its Armenian population, in response to the Nagorno-Karabakh Armenians’ peaceful political actions for self-determination and withdrawal from the Azerbaijani SSR in compliance with the USSR legislation then in force [6].

On 23 November 1991, the Supreme Council of Azerbaijan passed a law on the dissolution of the Nagorno-Karabakh Autonomous Oblast (NKAO). In response to those illegal actions, on 10 December 1991, a referendum of independence was held in Nagorno-Karabakh strictly meeting international standards and the USSR Law of 3 April 1991, and in the presence of international observers. The Azerbaijani minority of NKR was given the opportunity to take part in the referendum. But on Baku’s instructions they declined that opportunity [7]. Subsequent events eliminated the imperative obligation of coordinating the results of the referendum with the USSR central bodies, since, on 21 December 1991, the Alma-Ata Declaration on the dissolution of the Soviet Union was signed [8]. Hence, the Referendum held on the territory of Nagorno-Karabakh is legal; the Nagorno-Karabakh Republic established as a result is legitimate.

In 1992, the Azerbaijani Republic launched a war against Nagorno-Karabakh. In 1994, Azerbaijan, Nagorno-Karabakh and Armenia signed a ceasefire agreement, and in 1995, a tripartite agreement on strengthening the ceasefire in the Nagorno-Karabakh. These agreements were recognized by the conflicting parties and the OSCE Minsk Group on the Nagorno-Karabakh conflict as permanent in nature and constituting the basis of a long-run truce in the conflict zone.

On 2 April 2016, 22 years after the 1994 ceasefire, the Azerbaijani Armed Forces launched a large-scale attack along the Karabakh-Azerbaijani Line of Contact with the main goal to undermine the OSCE Minsk Group’s mission to peacefully resolve the conflict, occupy Nagorno-Karabakh, and commit genocide against its Armenian population. With the threats of a large-scale regional war Azerbaijan continues to disorient the international community and blackmail the OSCE Minsk Group Co-Chair states, the UN Security Council Permanent Members – France, Russia, and the U.S., coordinating the peaceful settlement of the Karabakh conflict by diplomatic means.

This behavior is largely due to the lack of mechanisms that would register the dynamics of the resumption of hostilities around the line of contact. Azerbaijan has persistently rejected the OSCE Minsk Group Co-Chairs’ proposals on monitoring the ceasefire by use of technical and human professional resources that would contain the resumption of hostilities. Whereas, based on the proposal of the Republic of Armenia, the OSCE Minsk Group Co-Chair states, for several years now, have been discussing the possibility of introducing these specific mechanisms as one of the confidence-building measures.

The meeting between the Armenian and Azerbaijani Presidents in Vienna in May 2016 – attended by the U.S. Secretary of State, the Foreign Minister of Russia, and French Minister of State for European Affairs – resulted in an agreement on the establishment of investigation mechanisms for ceasefire violations with small arms along the conflict’s line of contact. This is a timely decision since one of the sides actively buys offensive weapons, upsetting the military balance.

In this context, the results of the 2016 meeting in Vienna must be considered not only as an agreement on monitoring the ceasefire regime from the national air spaces of the two conflicting parties, but as successful consultations with the Republic of Armenia and the Azerbaijani Republic on control mechanisms for warlike preparations through the accumulation of offensive weapons and movement of troops from the outer space – beyond the national sovereignties of the two opposing Nations [9].

To this end, it would be useful if the OSCE Minsk Group Co-Chairs started negotiations on the use of near-earth spacecrafts at their disposal to monitor, control, and signal the concerned parties on the concentration of offensive weapons and warlike movements of troops for the resumption of war in the Karabakh conflict zone.

The international community – by adopting such a political-diplomatic containment strategy based on modern technological means of information control over the preparation of troops for wars – can create foundations for rethinking the question of the optimal structure of the armed forces for small and medium-sized regional states. For many of them it may be sufficient to have armed forces capable of compelling the enemy, if necessary, to make certain political concessions, in accordance with the principles and norms of international law, without waging a full-scale war of annihilation.

If the mediating powers-peacekeepers used the relevant technologies in their possession, even the modest military budgets of conflicting parties could be “sufficient” to maintain their defense capabilities – without an arms race threatening the peace.

This innovative approach to deterrence with the consulted use of the outer space sensing toolkit and to prevention of hostilities’ resumption in Karabakh through political-diplomatic containment could become an effective tool to be used in Karabakh-kind conflicts of the contiguous volatile region with the catastrophic involvement of the heavyweight actors, aimed at preventing their escalation towards large-scale hostilities.

1 Տես J. S. Nye. Soft Power: The Means to Success in World Politics. New York, 2004:

2 Տես «Принципы, касающиеся дистанционного зондирования Земли из косми­че­ско­го простран­ства». Приняты резолюцией 41/65 Генеральной Ассамблеи от 3 де­кабря 1986 г. (http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/earth_ remote_sensing.shtml):

3 Տես «Договор о принципах деятельности государств по исследованию и исполь­зо­ва­нию косми­че­­ско­го пространства, включая Луну и другие небесные тела». Принят резолюцией 2222 (XXI) Ге­нераль­ной Ассамблеи от 19 декабря 1966 г. (http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/ conventions/outer_space_governing.shtml):

4  Տես «The Widening Circle of Genocide». «Genocide: A Critical Bibliographic Review», Vol. 3. Ed. by Israel W. Charny. New Branswick, London, 1994, P XIX:

5 Տես Jacques Derrida, Isaiah Berlin, Alain Finkielkraut, Richard Rorty, and Adrian Lyttelton, et al. An Open Letter on Anti-Armenian Pogroms in the Soviet Union. Joint initiative of the Helsinki Treaty Watchdog Committee of France and intellectuals from the College International de Philosophie, Paris, 27 September 1990. «The New York Review of Books» (http://www.nybooks.com/articles/1990/ 09/27/an-open-letter-on-anti-armenian-pogroms-in-the-sov/):

6 Տես Jacques Derrida, Isaiah Berlin, Alain Finkielkraut, Richard Rorty, and Adrian Lyttelton, et al. An Open Letter on Anti-Armenian Pogroms in the Soviet Union. Joint initiative of the Helsinki Treaty Watchdog Committee of France and intellectuals from the College International de Philosophie, Paris, 27 September 1990. «The New York Review of Books» (http://www.nybooks.com/articles/1990/09/27/an-open-letter-on-anti-armenian-pogroms-in-the-sov/):

7 Տես «Закон СССР «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР» No 1410-1 от 3 апреля 1990 г.». «Ведомости Съезда на­род­ных депутатов СССР, Вер­ховно­го Совета СССР», 1990, N 15; «Լեռնային Ղարա­բա­ղի Հանրապետության հռչակման մասին հռչակա­գիր»: Ընդունված է 1991 թ. սեպ­տեմ­բե­րի 2-ին (http://www.nkr.am/hy/declaration/10/):

8 Տես «Լեռնային Ղարաբաղի Հանրապետության անկախության հանրաքվեի արդյունք­ների մասին ար­ձա­­նա­գրություն»: Ընդունված է 1991 թ. դեկտեմբերի 10-ին (http://www.nkr.am/hy/referendum/42/):

9 Տես «Joint Statement of the Minister of Foreign Affairs of the Russian Federation, Secretary of State of the United States of America and State Secretary for Europe Affairs of France». OSCE Secretariat. Communication and Media Relations Section. Vienna, 16 May 2016 (http://www.osce.org/mg/240316):